Станислав Степанович Косенков (1941-1993 гг.) - график, иллюстратор, автор многочисленных иллюстраций к книгам  русских  и зарубежных поэтов и писателей,  Заслуженный художник РФ, член Союза художников СССР. С. С. Косенков родился 11 октября 1941 г. в с. Рождественка на территории Курской (теперь - Белгородской) области. С 1956 по 1960 гг. учился в Курском художественно-графическом училище. К этому же периоду относится  его первая выставка.

С 1962 г. художник продолжил обучение в Харьковском художественно-промышленном институте на отделении графики. В 1970 г. Сергей Косенков был принят в члены Союза художников СССР. Работы художника получили мировую известность и признание. Его произведения находятся в одном ряду с известными шедеврами мастеров-графиков второй половины ХХ века, и хранятся в фонде Государственного музея изобразительного искусства имени А.С. Пушкина, в Государственной Третьяковской галерее и во многих других музеях.

За творчество в области книжной графики Станислав Косенков награжден золотой медалью ИБА-71 в Лейпциге (ГДР) и золотой медалью на Биенале прикладной графики и иллюстрации в Брно (Чехословакия), за иллюстрации к "Преступлению и наказанию" Ф.М. Достоевского, удостоен премии и дипломов СХ РСФСР и СССР, ЦК ВЛКСМ на выставках "Молодежь России" и "Молодежь страны", за работы из цикла "Детство" получил диплом Академии художеств СССР.

В 1986 году он награжден медалью "За доблестный труд", а в 1989 году - Дипломом II степени за иллюстрации и оформление книги "Алексей Прасолов. Стихотворения" - на Всесоюзном конкурсе "Искусство книги". В том же году Станислав Косенков получает I премию на Международном конкурсе экслибриса, посвященном памяти Т. Бьюика.

Его произведения драматичны, эмоциональны и пронзительны. Темы, которые художник выбирал для произведений, в большинстве своём, непростые и со смыслом.

В конце 80-х гг. ХХ века Республиканским центром художественных выставок и пропаганды изобразительного искусства «Росизопропаганда» было передано значимое количество художественных произведений советских художников, и среди них иллюстрации С.С. Косенкова к произведению Е. И. Носова (1925-2002 гг.) «Красное вино победы»

События, описываемые в  рассказе «Красное вино победы» (1971 г.) разворачиваются ранней весной 1945 года. Из переполненных вагонов эшелона на  обдуваемый холодными ветрами перрон серпуховского тупика, выносили  раненых солдат, едва прикрытых тонкими одеялами. Далее раненых перекладывали плотными рядами в грузовики и везли в школу, переоборудованную под госпиталь.

В лазарете новоприбывших встречали…тишина и белизна.

Медперсоналу приходилось заново учить солдат есть из тарелок и держать в руках вилки. Для многих из них стало настоящим чудом увидеть белый хлеб и спать на кроватях. Несмотря на тяжёлые ранения, солдаты ощущали «разнеженную, умиротворённую невесомость». Со временем госпитальная белизна и вынужденная неподвижность начали угнетать и утомлять. Конец февраля, март, апрель… В солдатах росло чувство невыносимости. «Цинготное состояние» практически овладело всеми пациентами. После трёх месяцев, проведённых в госпитале, гипсы утратили изначальную белизну. «Замызгались, залоснились от долгой лёжки, насквозь промокли от тлеющих под ними ран». Даже воздух в палатах стал «густым и тяжким, приходилось поливать одеколоном». Тяжёлые раны нестерпимо зудели и медленно заживали,  «это было пыткой». Пациенты втайне от врачей просверливали в гипсах дыры (там, где особенно чесалось), чтобы добраться «до тела карандашом или прутиком от веника».

«…Наспех забинтованные солдаты – обросшие, осунувшиеся, в заляпанных распутицей шинелях и гимнастёрках – ожидали под соснами врачебного осмотра и перевязок. В первую очередь пропускали тяжелораненых, сложенных у медсанбата на подстилках из соснового лапника. Под пологом просторной палатки, с окнами и жестяной трубой над брезентовой крышей, стояли сдвинутые в один ряд столы, накрытые клеенками. Раздетые до нижнего белья раненые лежали поперёк столов с интервалом железнодорожных шпал…».

Некоторых из тяжелораненых солдат приходилось оперировать в сосновой роще, ещё до отправки на эшелоне. Канонада, доносившаяся с фронта, множество повозок и грузовиков, забинтованные наспех пациенты. Палатки были просты – окна, жестяная труба над брезентовой крышей, ряды столов, накрытые клеёнкой, вместо подстилок – сосновый лапник. «Раздетые до нижнего белья раненые лежали поперёк столов с интервалом железнодорожных шпал».

Художник в цветной линогравюре «Перед операцией» (1978 г.) решил выбрать именно вертикальную композицию для того, чтобы показать зрителю  - девять измождённых солдат, ожидающих своей очереди на операцию, но этим дело не заканчивается, дальше - длинная вереница. «Которых ещё только везут сюда, и многим другим, которые в этот час находятся к западу от сосновой рощи, ещё целы и невредимы…» Позы солдат скованные и неестественные, у многих перебинтованы лица, ноги и руки. Несколько пациентов изображены в моменты особой боли мечущимися на лавках.

Цветная линогравюра «В палате» (1978 г.). Низкий горизонт. На переднем плане профиль молодого человека с перебинтованной головой. Лицо с заострёнными чертами, серое и осунувшееся, да и как иначе, если за плечами у солдата годы войны, сложная операция и многодневное пребывание в палате. Но белые цветы на тумбочке, голубое небо и зелень листвы, виднеющиеся за окном, привносят в графическую работу радость и уверенность, что жизнь, несмотря ни на что, торжествует.

«…А за окном было действительно невообразимо хорошо. Уже курились зелёным дымком верхушки госпитальных тополей, и когда Саенко, уходя, открывал для нас окно, которое в общем-то открывать не разрешалось, мы пьянели от пряной тополевой горечи ворвавшегося воздуха. А тут ещё повадился под окно зяблик. Каждый вечер на закате он садился на самую последнюю ветку, выше которой уже ничего не было, и начинал выворачивать нам души своей развесёлой цыганистой трелью, заставляя надолго всех присмиреть и задуматься…».

«Приоконные места были привилегированными: оттуда можно хотя бы смотреть на улицу. Эти койки обычно захватывали выздоравливающие...».

Иван Копешкин – в прошлом крестьянин из деревни Сухой Житень Пензенской области, женат, трое детишек, до начала войны занимался извозом, ухаживал за лошадьми. Во время боевых действий, при перевозке провианта для фронта, попал под вражеский обстрел. Судьба, как и многих других раненых, свела его в госпитале. Поначалу Иван ещё общался, рассказывал о семье, где служил, как заблудился с сослуживцем и попал в засаду.

Среди солдат у него были наиболее серьёзные травмы – перебиты обе руки, повреждены шейные позвонки; почти всё тело загипсовано, даже голова прибинтована к лубку. В палате солдату приходилось лежать навзничь, с согнутыми руками в локтях. Лечение шло с переменным успехом. Температура. Жар. Переливание крови. К началу мая ему стало хуже – лицо осунулось, голос совсем пропал, всё тело ломало в гипсе. До дня Победы Иван Копешкин не дожил.

«…В последние дни Копешкину стало хуже. Говорил он всё реже, да и то безголосо, одними только губами, и надо было напрягаться, чтобы что-то разобрать в его невнятном шепоте…Иной раз было трудно сказать, жив ли он ещё в своей скорлупе или уже затих навечно. Лишь когда дежурная сестра Таня подсаживалась к нему и начинала кормить с ложки, было видно, что в нём ещё теплится какая-то живинка…».

В центре работы  «А Копешкина уже не было» (1978 г.) мы видим металлическую кровать. Без матраса, подушек, одеял. Лишь скомканная простыня, кинутая за железную сетку. Рядом тумбочка, на её поверхности стоит букет весенних полевых цветов, к ним прислонён рисунок, сделанный соседом Копешкина по палате. Картинка незамысловата – бревёнчатая изба, три окошка, ветвистые деревья.

«…Я пытался представить себе родину Копешкина. Оказалось, никто из нас ничего не знал об этой самой пензенской земле. Ни какие там реки, ни какие вообще места…Нарисовалась бревенчатая изба с тремя оконцами по фасаду, косматое дерево у калитки, ,похожее на перевёрнутый веник. Ничего больше не придумав, я потянулся и вложил эту неказистую картинку в руки Копешкина…».

«…Прислонённая к рукам Копешкина, до самых сумерек простояла моя картинка, и я про себя радовался, что угодил ему, нарисовал нечто похожее на его родную избу. Мне казалось, что Копешкин тихо разглядывал рисунок, вспоминая всё, что было одному ему дорого в том далёком и неизвестном для остальных Сухом Житне. Но Копешкина уже не было…ушёл он незаметно, одиноко, должно быть, в от час, когда садилось солнце и мы слушали негромкие Михаевы песни…».

В линогравюре «Возвращение» художник изобразил солдата, возвращающегося домой. Так как мы видим солдата со спины, можно предположить, что это скрытый смысл и лицо не так важно. Их много. Но не так много, как хотелось бы… Слегка сгорбленная фигура. На спине котомка. Правая рука опирается на палку. Солдат как бы входит во врата, сломанные и опалённые, заросшие высокой травой и колючками. Над ним просторы голубого неба, вселяющие надежду в будущее.

«…Вино разбередило, ребята зашумели .заспорили, где жить лучше… «Сколько разных мест на земле», - подумал я, слушая разговоры. Лежали раненые и в других палатах, и у них тоже были где-то свои единственные родные города и деревни. Были они и у тех, кто уже никогда не вернётся домой…Каждый воевал, думая о своём обжитом уголке, привычном с детства, и выходило, что всякая земли имела своего защитника…».

В наше непростое время настоящих праздников, праздников с большой буквы, осталось не так много. Самый значимый из них - День Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945. Он волнует сердце каждого человека – вызывает слезы о погибших и пропавших без вести, но, в то же время, и чувство щемящей гордости за людей, которые смогли вынести, выдержать неимоверное количество боли и лишений и победить в этой страшной войне несмотря ни на что.

Материал подготовила старший научный сотрудник, ответственный хранитель
Н. С. Погорелова
  • Косенков С.С. Перед операцией. 1978. Серия иллюстраций к рассказу Е. Носова Красное вино победы. Бумага, цв.линогравюра. 29,5х19,3. Г-553, КП-907_1
  • Косенков С.С. А Копешкина уже не было.1978. Серия иллюстраций к рассказу Е.Носова Красное вино победы. Бумага, цв.линогравюра. 29,5х19,3. Г-552, КП-906_1
  • Косенков С.С. Возвращение. 1978. Серия иллюстраций к рассказу Е.Носова Красное вино победы. Бумага, цв.линогравюра. 29,5х19,3. Г-554, КП-908 _1
  • Косенков С.С. В палате. 1978. Серия иллюстраций к рассказу Е. Носова. Красное вино победы. Бумага, цв.линогравюра. 29,5х19,3. Г-551, КП-905_1

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Партнеры


Подписка на рассылку

ГОЛОСОВАНИЯ

Как часто вы ходите в музей?